Часть первая
ОТ  НЕИЗВЕСТНЫХ  ВРЕМЕН  ДО ТОГО,  КАК НАЧАЛА КАЛУГА УПОМИНАТЬСЯ В ИСТОРИИ
 

За 450 лет до Рождества Христова Геродот, описывавший Се верную часть Европы, упоминал о пространстве, занимаемой ныне Калужскою губерниею, очень темно: по мнению его толковате лей, от истоков Днестра через Волынь, Белоруссию, Калугу и Москву до нынешней губернии Владимирской простиралась тогда пустыня, которая около Калуги и Москвы называлась у древних Птерофорией, или перяною землею; потому что, по их мнению, воздух там наполнен был всегда комьями снегу, представляющими маленькия перья или пух. Из сей необитаемой земли происходил их Борей или Северный ветер; но позади сей холодной земли обитали Гиберборейцы, кои, находясь выше Борей, не чувствовали его действия и пользовались вечною весною1.
Во II столетии после Р. X. (164), по таблицам Птоломея, пространство нынешней Калужской губернии причислялось также к землям неизвестным (Таб. VIII).
В III столетии после Р. X., кажется, пространство Калужской губернии было обитаемо, и тогдашние ея обита!ели имели какие нибудь сношения или с Готами, или даже с Римлянами; потому что не давно Калужской губернии Серпейского уезда при селении Соболенке найдены Римския монеты, из коих одна с именем Консула Гордиана, в 237 году воевавшаго с Готами по Днепру и далее.
В IV столетии (в 373 году) Иорнанд, упоминая в первый раз о Славянах, ныне господствующем народе в России, говорит, что они с Венедами и Актами были одного племени2.
Около половины V столетия, к которому некоторые из писателей относят построение Киева, из племени Славян, ших по берегам Вислы, два брата Рэдим и Вятко3, удалясь отту да, избрали себе жилища: первый на берегах реки Сожи в ны нешней Могилевской губернии, а другой на Оке, в нынешних 10
Калужской, Тульской, Орловской и Рязанской губерниях. Были ль до прихода Вятичей на сем пространстве обитатели, и какие, неизвестно; да и самое повествование о переселении с Вислы3 не подкрепляется ни современными летописями, ни иными доказательствами, так что точное время прибытия Славян на Оку остается доселе задачей; по крайней мере при войсках Ерманарика, около 376, и при походе на Запад Аттилы, около 433 года, ни
• один из городов в Российской Истории известных не упоминается. ; В 568 году'владения Аваров простирались от Волги до Ельбы;
* но были ль Вятичи в их зависимости, не видно.
В
582 году Баян, Хан Аварской, отправил посольство к Лавритасу и другим старейшинам Славянским требовать, чтобы они Баяну были подданными и платили ему дань; но Лавритас и другие Князьки Славянские отвечали: «Никому, доколе в свете есть война и мечи».
В
862 году, при основании Князем Рюриком Русскаго Государства, Вятичи ему еще не принадлежали.
В
906 году, когда Олег, опекун Игорев, ходил войною на Царьград, между народами, Олегу подвластными; Нестор считает и Вятичей. Впрочем, многие как сию Вятичей зависимость Олегу, так и сам поход Олега на Царьград почитают сомнительными; потому что в современных Византийских летописях об Олеге не упоминается.
В
964 году Святослав Игоревич ходил к рекам Оке и Волге и нашел там Вятичей; но о последствиях сего похода ничего не сказано. У Нестора под сим годом написано: «В лето 6472 Святослав налезе на Вятичи и рече им: «Кому даете дань?» Они же реша: Казаром по щлягу4 с рала».
В
966 году Святослав в другой раз ходил на Вятичей и победил их. У Нестора о сем вторичном походе Святослава сказано: «В лето 6474 победи Святослав Вятичи, и дань на них возложи». В 981 году Владимир ходил на Вятичей, вероятно отлагавшихся, одержал над ними победу и, как отец его, обложил их данью. У Нестора под сим годом о Владимире сказано: «В сем же лете 4 Вятичи победи, возложи нань дань от плуга, яко же отец имаше». | В 982 году Вятичи опять отложились, и Владимир одержал ^рд ними победу вторично.
* В
988 году, когда Владимир, приняв крещение, начал ставить по городам церкви и священников и людей крестить по всем городам и селам, Вятичи, как ниже увидим, не все крестились.
В том же 988 году и около того времени Владимир, для защиты областей своих от Печенегов, построив вновь города по рекам Десне, Остру, Трубежу, Суле и Стугне, поселил в них часть Вятичей.
В
1054 году, по смерти Ярослава Владимировича, страну Вятичей получил в удел Святослав II Ярославич, Князь Черниговский; но некоторая часть по рекам Угре и Протве отделилась Всеволоду, Князю Ростовскому и Суздальскому.
В
1097 году, по общему положению Русских Князей, на съезде в Любече бывших, Вятичи остались в уделе детей Князя Святослава Ярославича (Черниговскаго).
С
1146 года земля Вятичей была театром междоусобия; в гом 1146 году Святослав Ольгович, Князь Новгородский-Северский и Курский, быв преследуем Киевским Князем Изяславом II Мсти-славичем, просил защиты у Георгия, Князя Суздальского. Георгий спешил к нему на помощь, и был уже в Козельске5; но услышав о нападении на собственную свою Суздальскую землю Князя Рязанскаго, из Козельска возвратился в Суздаль, а к Святославу Ольговичу прислал только сына своего Иоанна, с которым и с Половцами Святослав удалился в Карачев.
В
1147 году Святослав Ольгович, в Карачеве отразив Киевское войско, удалился в землю Вятичей.
В том же 1147 году Князья Черниговские выгнали было Святослава Ольговича и из земли Вятичей, т. е. из городов Брянска, Козельска и Дедославля; но Георгий Владимирович, Князь Суздальский, прислал к нему на помощь тысячу Белозерских латников, и Князья Черниговские возвратились в свою столицу; но в стране Вятичей объявили, чтобы жители старались умертвить Святослава, и что убийцы награждены будут имениями. Георгий, поддержав Святослава Ольговича в земле Вятичей, сверх того великолепно угостил его в селе Кучкове, которое около сего времени начинало называться Москвою. Святослав из Кучкова возвратился к берегам Оки. В летописи сказано: «Ста у Серенска» (ныне село помещичье, от Мещовска в 19 верстах). Тут присоединились к нему дядья по матери, Ханы Половецкие, и Бродники. Они разорили многие селения в верховье Угры, а сам Святослав Ольгович завоевал всю страну Вятичей от Мценска до удела Се-верскаго, с Князьями Черниговскими примирился и столицу свою опять утвердил в Новгороде Северском.
В том же
1147 году Святослав Ольгович покорил Голядов, вверх Протвы (в окрестностях нынешняго Боровска тогда обитавших). В Никоновской летописи сказано: «взя люд Голяд», в других, вместо люд, читают град6.
В
1152 году Святослав Ольгович имел войну уже с Георгием, Князем Суздальским, который занял область Вятичей и, осадив даже Новгород Северский, с Святославом примирился7.
В
1154 году опять Георгий с Ростовцами, Суздальцами и со всеми детьми отправился в Русь, и, пришедши в Вятичи, остано- | вился недалеко от Козельска, куда прибыли к нему не много 12
[ Половцев; но сей поход остался без последствий: Георгий тогда ж возвратился в Суздаль.
В
1155 году Святослав Ольгович выменил у племянника своего, сына Всеволодова, города: Снов, Воротынск и Карачев.
До
1158 года в Городенске, ныне Городна, был на уделе Князь Борис Юрьевич.
В
1159 году Изяслав III Мстиславич, изгнанный из Княжества Киевскаго, мстя Святославу Ольговичу, княжившему в том году уже в Чернигове, за недоставление помощи, отн|ял у него землю Вятичей и увел в плен жителей из Городка, супруге его принадлежавшего; но, по прогнании Изяслава от Чернигова, земля Вятичей возвратилась опять к Святославу Ольговичу.
В
1165 году Святослав Ольгович, скончавшись, оставил по себе четырех сыновей, из коих старший Олег, Князь Новгород-Север-ский, имел сына Святослава, Бориса, а сей Мстислава Козель-скаго.
В
1215 году Киевопечерский инок Кукша Вятичам, на Оке обитавшим, проповедывал Евангелие и, крестив их, подвиги свои запечатлел мученическою смертию8.
В
1223 году Князь Мстислав Святославич Козельский убит с сыном его на сражении при Калке Татарами. (См. Соф. Вре-мянник, М. 1820 г., стр. 231).
В
1228 году Михаил Князь Черниговский находился в Брыну, (Карам., т. III, прим. 324). Брын, селение или город, находился в Мещовском уезде на речке Брыне, впадающей в Жиздру.
В
1231 году осенью Ярослав Всеволодович, брат и наследник Ростовскаго Князя Константина, в 1218 году умершаго, с детьми его, т. е. Константиновичами, Князьями Ярославским и Белозерским, с Новгородцами и со всеми ему подвластными, на подходе против Черниговскаго Князя Михаила Всеволодовича Чермнаго, выжег Ш е р е н с к или Серенск, ходил под Мосальск, но не взяв онаго, возвратился назад9, однако хлеб и овощ потравил, волости и села опустошил. При сем у Ярослава убит Боярин Иван Бош, и застрелен Подвойной Олдан. (Из Новгородской летописи Екатерина II это известие внесла в свои записки, т. VI, стр. 42).
В
1238 году, когда Татары вторглись в Россию под предводительством Батыя и истребили огнем и мечем Владимир на Клязьме, Москву, Ярославль, Ростов, Тверь, Торжок и проч., только одних городов четырнадцать, кроме слобод и погостов, и не до-шедши до Новгорода только ста верст, возвратились к Козельску; Козельские граждане защищались 7 недель, доколе Татары разбив стены взломились на вал. Тогдашний Князь Козельский Василий Титович был еще в младенчестве, и потому осажденные граждане и народ говорили: «положим живот свой за нь; здесь славу света приемше, тамо небесные венцы от Бога приимем», и
резали врагов ножами, устремились на все войско Батыево, изрубили многия стенобитныя машины Татарские и, положив на месте 4000 неприятелей, сами, как выражает Карамзин, легли на трупах. Хан по взятии города, умертвив в нем всех людей жен и младенцев, Козельск назвал злым городом; Князь пропал без вести, говорили, что он утонул в крови.
В
1246 году в первый раз упоминается удельный Князь в Тарусе: Юрий, сын Св. Михаила Князя Черниговскаго, у него дети Всеволод и Константин, у Всеволода сын Андрей в, 1261 году
В
1248 году зимою, когда Миндог В. К. Литовский, не довольствуясь Севериею до Карачева отнятою от России Скирмундом, распространял границы свои далее к Москве, Московский Князь Изяслав IV, или Михаил Ярославич, прозванный Храбрым, встретил Литовцев на Поротве10, сразился с ними и убит. Тело его Епископ Кирилл отвез во Владимир и положил в церкви Пречи-стыя Богородицы в стене храма соборного. (Летопись Русская, изданная Львовым в 1791 году и Стриттера Русская История, ч. II, стр. 90). Но Карамзин, т. IV, стр. 66, говоря о убиении Михаила на Поротве, о завоеваниях в России Скирмунда, Миндога не упоминает.
В
1258 году была первая в России Татарская перепись11. В 1328 году Московский Князь Иоанн Данилович Калита отдал от своего Княжения в удел сыну своему Андрею Иоанновичу Боровск.
В
1332 году Калита сыну своему Андрею к Боровскому уделу прибавил Лопасню, Серпухов и Перемышль12.
В
1338 году В. К- Иоанн Данилович Калита, духовным завещанием или грамотою, подтвердив сыну своему Андрею Перемышль, Симеону Иоанновичу, после на Великом Княжении Гордым называвшемуся, отдал волость Городенку и многия другие. (См. Собрание грамот под сим годом; а Городенка ныне село в верховье реки Калужки, от Калуги в 7 верстах).
В
1339 году Июля 23 дня убит Козельский Князь Андрей Мсти-славич племянником своим Васильем Пантелеевичем. (Не видно, откуда Карамзиным выписано сие известие в 320 примеч. на IV том его Истории).
В
1340 году Князь Симеон Иоаннович Гордый, называвшийся некоторыми писателями и Калужским13, вступил на великое Княжение Московское по грамоте Ханской.
С
1340 года Олгерд, Князь Литовский после Гедимина, продолжая завоевания Русских Княжеств, покоря Новгород Север-ский, распространял свое владение на часть городов нынешней Калужской губернии. 14
С
1347 года начали праздновать начало всего года на Семен день, т. е. 1 Сентября, а прежде того с неизвестных времен праздновали Новый год с 25 числа Марта.
В
1350 году В. К. Симеон Иоаннович, на походе своем с братьями и многими Князьями против Смоленскаго владетеля, находившегося уже в зависимости Литвы, был в Вышегороде на реке Поротве, где встречен послами Литовскаго Князя Олгерда с дарами. Симеон Иоаннович ходатайство Олгерда в пользу Смоленскаго владетеля уважил, но шел далее к Угре, где, опять встречен быв Послами Смоленскими, заключил с ними мир, и пробыв на Угре неделю, возвратился в Москву. (В Софийском Времяннике,-ч. I, стр. 335, это событие описано в 1351, у Карамз. в 1352 году). В 1352 году постигло Россию моровое поветрие под названием черной смерти, от коей между безчисленными жертвами скончался и Великий Князь Симеон Иоаннович (мнимый Калужский).
В
1356 году Великий Князь Иоанн Иоаннович, духовным завещанием разделяя детям своим волости, упоминает о селе Репне в Боровце, отданном сыну, также Иоанну Иоанновичу, который скончался в 1393 году иноком под именем Иосифа и погребен в. Москве в Спасском монастыре. (См. Собрание грамот, т. I, № 1»
стр. 34 и 41).
В
1367 году Козельский и Карачевский Князь Тит Мстиславич вместе с другими Князьями, Олегом Рязанским и Владимиром Пронским, на кровавом сражении разбил Татарского Мурзу Та-
гая, сожегшаго Рязань.
В
1368 году Олгерд В. К. Литовский, с войсками быв на р. Поротве в Оболенске, уповательно на сражении, убил Оболенскап> Князя Константина Георгиевича, сына Князя Юрия Тарусскаго » внука Св. Михаила Князя Черниговскаго (с. Историч. Повествование о начале Руси, стр. 30 и V т. И. Г. Рос., прим. 14), при чем
разорил и самый город.
В
1371 году Князь Владимир Андреевич, после Князь Боров-| ский, в Перемышле стоял с войсками, дабы с тылу ударить Ол-1 герда, отправившегося в Москву.
В том же
1371 году Князь Святослав Смоленский, на походе своем с Олгердом в Москву, взял Протву и всех пленных с Порот-вы послал в Смоленск с Воеводой своим Возгрицким (Карам., т. V, прим. 19); но Можаичи, побив Смольян в лесу Болонском всех пленных возвратили.
С
1374 года Таруса сделалась почетною Епархиею Епископо! Брянских, кои с сего года по 1485 год писались Епископами Брян
скими и Тарусскими.
В
1375 году, на войне Димитрия Иоанновича Московскаго Михаилом Александровичем Тверским за великое княжение, был
со стороны Димитрия между прочим: Князья Симеон Константа нович Оболенский и брат его Иоанн Константинович Тарусский.
В
1380 году с В. К. Димитрием Иоанновичем, на Куликовской битве с Мамаем, были дружины Серпейския, и Князь Владимир Андреевич, после Боровский, был первым после Димитрия Иоаниовича полководцем.
В
1381 году, после Куликовскаго с Мамаем побоища Рязанский Князь Олег отделил к Москве Лужу и Боровск. (См. Собрание грамот, т. I, стр. 53),
Около
1382 года, по Польским известиям, река Угра делалась границею между Литвою и Росснею. Коялович в Истории своей (Книга VIII, стр. 296) под сим городом говорит: iLituanisae finis ( Mozaiiscum usque et ad Ugram fluvflufli pTOfterrentur, т. е. граница Литвы должна была простираться до Можайска и реки Угры.
: В
1386 году с другими городами и областями Московскими Боровск посылал войско свое для усмирения Новгородцев. (Ист. Г. Р.. т. V, стр.94). £
В
1388 году В. К. Димитрий Иоаынович Донской Лужу и Боровск договорною грамотою отдал Князю Владимиру Андреевич  также Донскому14 (см. Соб. грамот, ч. I, стр. 55). Ему же принад^лежал тогда и Перемышль.
В
1389 году Великий Князь Димитрий Иоаннович Донской по; духовной отдал в удел третьему сыну своему, Андрею, МО ж а й с к с волостьми, между коими видны П о р о т в а, сели Репнинское, и другия, и особо Калугу18, Медынь, рощу в Перем ышле, села Деулинское и Луг Боровский. Гор о дня досталась в удел большому сыну Василью. (См. Собрание грамот, ч. I, стр. 59).
В
1392 году Тохтамыш Хан Татарской Тарусу отдал Московскому Великому Князю Василью Дмитриевичу. 5 летописи ' Суздальского монастыря сказано: В. К- Василий Дмитриевич, пришед в Орду Татарскую, многу честь прия от Царя Тохтаыыша и придаде ему Царь Тохтамыш Новгород Нижний и Городец со всем и Мещеру, и Тарусу.
В
1396 году часть областей, заключающихся в нынешней Ка лужской губернии, до села Фоминскаго отошла с прочими Черниговскими местами к Литовскому Князю Витовту, так что Можайск, Боровск, Калуга и Алексин сделались пограничными Княжениями с Литвою. (Ист. Г. Р., т. V, стр. 157 и 158).
В
1398 году Великий Князь Василий Дмитриевич посылает в Царьград к Императору и Патриарху с милостынею, оскудения их ради, чернеца Иродиона (Родиона) Осябята. При этом случае упоминается, что в мире он был Боярин Любецкий17. (П. С. 19

Р. Л. т. VI, 130; 6906, VIII, 71). Патриарх и Император присылают с ним Великому Князю икону чудную, на которой был написан Спас в ризнице белой.
В
1400 году Олег Князь Рязанский с Князьями Пронским, Муромским и Козельским ходил-войною на Татар, нашел и разбил их уже на реке Хопре недалеко о.- берегов Дона.
В
1406 году, по случаю неожиданнаго нашествия Литовскаго В. К. Витовта на Псковские области и взятия им в плен 11000 Псковитян, Российский Великий Князь Василий Дмитриевич послал войско на Серпейск, Козельск н Вязьму, бывшие тогда в Литовском владении; но воеводы возвратились без успеха.
В
1408 году, когда Свидригайл Олгердович от Литвы, удельный Князь Северский, Брянский н Стародубский, недовольный своим Князем Витовтом, явился на службу к Московскому Великому Князю Василью Дмитриевичу, с ним Свндригайлом между многими Черниговских и Северских областей владетелями возвратился в Москву и Симеон, Князь Перемышльский.
В том же
1408 году, по убеждению Свидригайла, В. К. Василий Дмитриевич отправился в поход на Литовския области; но Витовт с многочисленным войском, кроме Литвы из Поляков и Немцев состоявшим, встретил их на реке Угре. Они, избегая глав-наго сражения, с обеих сторон действовали только легкими отрядами, и после переговоров наконец согласились на мир: реку Уг-ру назначили границею между Литовскими и Московскими в нынешней Калужской губернии владениями, причем Козельск, Перемышль и Любутск остались за Россиею и с того времени были уделом Владимира Андреевича Храбраго.
Это событие в сборнике, под названием: «Летописи Никифора Патриарха» (мнимаго), описано следующим образом: 6917 (1409 года) Великий Князь Василий Дмитриевич Московский пойде против Витовта Кейстутовича В. К. Литовскаго и пришед, ста у Угры на брезе. И Витовт такожде прниде со многочисленною силою на другую страну реки Угры, с ним же Литва и Ляхи и Немцы, и стояще меж собою на реце Угре много дней, взяли мир по' старине.
В
1410 году Князь Владимир Андреевич Боровский перед кончиной своей записью отдал старшему сыну своему Иоанну Козельск со всеми пошлинами, а если по каким-либо обстоятельствам Козельск отойдет, то Любутск с волостями, а если отнимут' Козельск и Любутск, то Рожалово да Боженку; Симеону Боровск с селами, а к Боровску волости: Голичицы, Хопылеву слободку, Истью со слободкою, Мушковы треть; Ярославу половину Город-ца с Малоярославцем (который с сего только времени начал называться Малоярославцем); Князю Василью Леремышль. (См. Гран., стр. 74).

Под сим же
1410 годом Князь Владимир Андреевич, делая мену горо дов с Великим Князем Васильем Дмитриевичем, получил от Козельск не в удел, но в потомственное владение. (Ист. ., V, стр. 203).
В том же 1410 году в Боровске построен монастырь под названием
Высокой, или на Высоком.
В
1433 году В. К. Московский Василий Васильевич, одною грамотою подтвердив Боровскому Князю Василью Ярославичу Боровск с волостьми, Лужу, т. е. Малоярославец г. волостьми. Хоту нь с волостьми, Радонеж с волостьми, Перемышль с волостьми, Мушкопых гор треть, и треть села ДобрятинскЗго, во второй своей грамоте того же года назначил только Можайск с волостями и с отъсздными месты, и Рощею, и Калугою, и Белым озером. (См. Собрание Грамот, ч. I, стр. 90 и 92).
В том же
1433 году Юрий Дмитриевич Галицкий (в сие время насильственно Московский) грамотою Можайск с волостьм» и с этъездпымн месты: Рощею и Калугою и Белым озером, подтвердил Можайским Князьям Ивану и Михаилу Андреевичам (там же, стр. 94).
В том же
1433 году Князь Иван Федорович Рязанский мирною грамотою с Князем Юрьем Дмитриевичем Галицким (в то времй насильственно Московским) Почеп, Новый ГОРОДОК, Лужу, Верею, Боровск утвердили к Москве. (См. там же, стр. 96).
В
1434 году Можайские и Калужские Кгтязья Иоанн и Михаил Андреевичи получили от Юрия, Московским называвшагося, на княжение свое грамоты, кои как здесь, так и во всей России в первый раз начинаются словами: Божиею милостию.
В
1437 году, или около онаго, супруга Боровскаго Князя Владимира Андреевича, Елена, благословила внука своего Василья Ярославнча построить монастырь Рождества Пресвятыя Богородицы, и предполагая в том монастыре быть погребенною, дала ему село с деревнями.
В
1444 году Преподобным Пафнутием Боровским построены монастыри Пафнутиев и Лютиков (см. Любопытный месяцеслов на 1794 год, стр. 181)'8.
В том же
1444 году некоторые из Русских Князей сделали набеги па Вязьму и Брянск и проыли до Смоленска. Вследствие того:
В
1445 году19 Король Польский Казимир IV для мщения прислал в-Россию Литовское войско, которое, разорив Козельск. и Калугу, прошло до Суходрови, где, одержав победу над Россиянами, его встретившими, и опустоша селения, возвратилось за границу.
Сие происшествие почти у всех того времени летопнсателей. а за ними у историков, кроме сомнительнаго летосчисления и обстоятельствах описано различно: на пример, по повествованию Князя Щербатова, Литовский войска опустошили окрестности Калуги и К о з е л ь с к а, но не нашедши в сих городах сопротивления, пошли на Суходровь. У Татищева: «В 1445 году Казимир, Король Польский, находясь в Смоленске и узнав, что Московской Князь отправился против Татар, послал Гетмана Кишку воевать Московския Княжества. Сей Гетман, не могши взять Калугу, взял с ней окуп20. Потом отошел к Козельску, но и онаго не взявши, по пути к Можайску, на Суходрови сразился с Москвитянами и разбивши их, возвратился в Смоленск». У Карамзина еще несколько отлично, и только в том все согласны, что с Гетманом Кишкой в Калугу по сему случаю были: Пап Чудивой, Пан Радивил, Асенович, Андрюшка Мастилович, Ягуп Ралович, Андрей Исакович, Николай Немирнч, и Захарья Иванович Кошкин.
В том же
1445 году Боровский Князь Василий Ярославич вме сте с другими Московскими Князьями ходил в Нижний Новгород, и Муром для отражения от тех городов Казанского Царя Улу Махмета.
В
1446 году Боровский Князь Василий Ярославич узнав, что( Шемяка ослепил Великаго Князя Василья Васильевича, и мерз: столь великим злодеянием, удалился в Литовскую землю, где Польский Король Казимир дал ему в удел города Брянск, Гомель Стародуб и Мстиславль.
В
1447 году Боровский Князь Василий Ярославич заключи, два условия, и в 1448 году третие с Великим Князем Московский и другими удельными Князьями Русскими о мире. (См. Собран» грамот, ч. I, стр. 142, 149 и 156).
В
1449 году Татары Али Ахметова улуса добегали до Пахры i захватили супругу Князя Оболенскаго с многими другими и  многих порубили.
В
1450 году Князь Оболенский, с Татарскими Царевичами по сланный против Шемяки, у Углича па кровопролитном сражении) разбил его и многих Бояр побрал в плен. В том же 1450 год; Мещовск причислен в ведомство Галицкой чети (присут. места) в Москве существовавшей21, и Князь Василий Ярославич Мало ярославецкой получил в удел свой Боровск.
В
1452 голу опять Боровские и Оболенские Князья посланы бы ли с сыном Великаго Князя Иоанном против Шемяки на реку Су хону, и из Устюга прогнали его в Двинския Северныя области (Ист. Г. Р., т. V, под означенными годами).
В том же
1452 году вдова Боровскаго Князя Владимира Анд реевича Елена, в монашестве Евпраксия, Олгердова, духовной грамотою разделила все свое имение между внуком своим Боров ским Князем Васильем Ярославичем и внукою Княгинею Марье Ярославовною, супругою Великаго Князя Василья Васильевича,
двумя снохами своими. (См. в Собрании грамот, ч. I, стр. 189).
В
1453 году Апреля 10 дня Князья Воротынские с Великим Князем Литовским Александром заключили договор, быть им в службе и владении Александра (в Архиве Иност. Коллегии договор сохранился подлинником).
С
1454 года Козельск наименован почетною епархиею Епископов Сарских и Подонских, находившихся с сего времени в Москве. К сей же Епархии причислены тогда города: Серпейск, Мещовск, Воротынск, Перемышль, Лихвин, а с 1764 года, Можайск, Боровск, Малоярославец, Оболенск, Таруса, Медынь и Мо-сальск.
В
1456 году Князь Оболенский опять послан был Великим Князем на Новгород.
В том же
1456 году В. К. Василий Васильевич двумя грамотами подтвердил Боровскому Князю Василью Ярославичу удел, данный ему в 1433 году (см. Собрание грамот, ч. I, стр. 195 и 198).
В том же году Боровский Князь Василий Ярославич Козельск уступил сам Великому Князю, который прочий удел Князя Василья Ярославича отобрал к себе против его воли, да и самаго Василья Ярославича отослал в Углич под стражу и хотя в 1462 году многие Боярские дети: Володя Давидов, Парфен Бренн, Лука Полейваев и другие клятвою обязались Князя своего тайно увезти из Углицкой темницы, но заговор их открыт, и Великий Князь за усердие к своему властителю, напрасно угнетенному, наказал как злодеев с жестокостию необыкновенною: иным отсечены руки и головы, иным отрезаны носы, иные биты кнутом.
Под
1456 годом в одной рукописной Русско-Литовской хронике, продолженной до 1588 года, написано: Литовский Гетман Кишка, вторгшись в Московския волости, бурил, палил, стопал люд Можайской и Козельской, Выру и Калугу, замхи спалил и опустошил. Сего известия в Российских летописях нет, и вероятно оно то самое, которое описано выше под 1445 годом.
В
1462 году Великий Князь Василий Васильевич Темный в духовной грамоте, росписывая все княжение на уделы, отдал на часть сыну своему Ивану с Княжеством Московским и многими городами: Боровск, Суходровь и Калугу с Алексином, как то было за Иваном Можайским; Юрью между прочими городами и волостями Можайск с Медынью, ив той же грамоте на стр. 205 напечатано: даю своей Княгине Елду да Кидку22, да Васильково с деревнями. (См. Собр. грамот, ч. I, стр. 202).
По сему росписанию пространство нынешней Калужской губернии в 1462 году делилось на три части: 1. Боровск и Калуга принадлежали прямо к Великому княжению Московскому; 2. Медынь и Хотунь брату Великаго Князя Юрью Васильевичу, умершему в 1473 году, после чего сей удел приобщен также к Москве? 3. Вышгород и Малоярославец — Можайскому Князю Михаилу Андреевичу, по смерти котораго, в 1485 году последовавшей, причислены также к княжению Московскому.
В том же
1462 году Великим Князем Иоанном Васильевичем Серпейск пожалован Боярину Бестужеву за службу.
В
1465 году Калуга и Таруса наименованы почетными Епар-хяими Архиереев Суздальских, т. е. с сего времени Суздальские Епископы начали называться Суздальскими, Калужскими и Та-русскими23. К сему подал случай Епископ Брянский Евфимий, который, гонимый Католиками или Папистами, удалился в Москву, где и дана ему сия Епархия. В таком положении сия Епархия оставалась до 124 года, и Епископы были:
1. Евфимий с 1465 года;
2. Феодор — 1473;
3. Нифонт— 1485;
4. Симеон — 1509;
5. Геннадий — 1517;
6. Трофим— 1532;
7. Иона Сабина — 1544;
8. Трифон с 1549 года;
9. Афанасий— 1551;
10. Елевферий около 1565;
11. Пафнутий—1565;
12. Варлаам— 1571;
13. Арсений с 1584 по 1589г.,
и с сего 1589 года Епископы сей Епархии, не видно по какому случаю, начали писаться по прежнему Суздальскими и Тарускими.